О полномасштабном вторжении России в Украину в 2017-м году

0
518
вторжение российских войск. Главные новости Украины сегодня без цензуры

Ситуация на Востоке Украины всё больше становится похожа на условную границу с Ливаном или сектор Газа. По городам прилетают самодельные ракеты из бочек; боевики прорываются на опорные пункты и секреты силовиков, чтобы похитить солдат в плен; сотый этап прекращения огня срывается из-за того, что до сих пор, спустя три года, не осуществлён развод тяжёлого вооружения, и по обе стороны регулярно приходит крупный калибр. Сейчас идет 73 или 75 попытка развести войска всего в трёх точках на линии боевого соприкосновения в 460 км. Каждый раз их прерывают то обстрелы, то телодвижения в зелёнке, то доклады разведки, причём с обеих сторон. Несмотря на то, что примерно полтора десятка стран на сегодня имеют похожие проблемы с вялотекущими военными конфликтами, включая намного более мощные в военном и экономическом отношении Израиль, Турцию, Пакистан, Индию, украинцы должны чётко осознавать происходящее, чтобы иметь стимул переносить тяготы и лишения боевых действий. И видеть, куда вообще мы двигаемся уже скоро как четвёртый год.

Хотя наша задача на сегодня максимально проста — сделать для агрессора следующую фазу вторжения неподъёмной по цене, продолжая активную оборону в зоне АТО и стачивая людские ресурсы гибридной армии на территории ЛДНР в череде локальных стычек. Прямо, конечно, этого никто не озвучивает, но логика происходящего очевидна — аэромобильные и танковые бригады ВСУ находятся вне красной зоны, через передок «пропускаются» всё больше новых частей, акцентируя на моторизованных, «горных» и бывших ТРО с приданым усилением, создавая прошедшее обкатку позиционными боями ядро.

Череда обострений проходит от «Дерзкого» на юге, через терриконы и высоты возле Докучаевска, близ Трудовских, где из нескольких передовых секретов ВСУ создали полноценный опорный пункт и наносят удары по автомобилям снабжения и перекрёстку. Дальше активность ВСУ неоднократно замечена близ треугольника под Донецком и шахты Бутовки, где не так давно мы разнесли позиции гибридов на Спартаке в бывшей школе с амбразурами для ведения танкового огня и взяли «Алмазы», они же «Орёл», укреплённые посты боевиков и посадку по флангу дач. «Промка» и плотный огневой контроль ЯБП — там противник до сих пор, спустя почти год, несмотря на отчаянные попытки, не продвинулся дальше начала садового участка, «Мусорки» и ВОП «Дикого» близ Крутой Балки. Пригороды Горловки, Зайцево, Светлодарская дуга с Кикиморой, Водобудом и успехом для ВСУ севернее.

Ну и из последнего — Жолобок, высоты и выход на линию Бахмутской трассы. Обострение в интересах ВСУ каждый раз проходило в разных секторах. Как только начиналась активность гибридов, допустим, на приморском, то «выстреливала» Светлодарская дуга, как только переходили в позиционную фазу бои по фасу Донецка, то начинались высоты под Жолобком. Были ошибки, были потери из-за отсутствия координации, но в целом, уже даже опираясь на данные в открытых источниках, можно сложить целостную картину — и она будет далека от пессимизма.

Если убрать лютый бред о «белых колготках», стреляющих в пах, и воспоминания потомственного шахтёра о том, как оно было на первой чеченской войне, то противник адекватно описывает происходящее — контроль с высот, огневой контроль, постоянное изматывание подразделений на «ноле» миномётными налётами, снайперским огнём, сковывание манёвра при помощи занятия, сближение до 300–400 метров и регулярная обработка переднего края стрелковым, ВОГ, гранатомётами. Давление ВСУ не даёт врагу захватить инициативу и максимально реализовывает преимущество фактора некомплекта у «гибридной армии» — выбивая мотивированных бойцов и заставляя ЛДНР всё больше опираться на 15-тысячников, которые пришли в формирования боевиков, чтобы кормить семьи.

Читайте также: Снайперши в белых колготках или влажные БДСМ-мечты российских фашистов

Проблем по красной зоне в обозримом будущем быть не должно — сейчас численность силовиков Украины на линии боевого соприкосновения и в оперативно-тактическом тылу вряд ли превышает 40 тысяч человек, что прямо указывает на отсутствие масштабных планов по эскалации со стороны ВСУ. Цифры эти ниже, чем в том же 2016 году, ибо незачем содержать лишние части в поле, выжигая дефицитные ресурсы. Боевые порядки противника регулярно мониторят БПЛА, включая стратегические, работает агентурная разведка на той стороне, США и Британия делятся с Украиной информацией и снимками со спутников — угрозу внезапного масштабного наступления НВФ в зоне АТО можно расценивать как низкую, а динамика роста подразделений «гибридной армии» под относительным контролем. РФ может нарастить свои подразделения на территории ЛДНР достаточно быстро, но пробиваться через три линии подготовленных опорных пунктов с бетонными долговременными огневыми точками, невозможностью применить авиацию и обрезать снабжение ВСУ, прогрызая оборону в лоб — такого подарка они нам пока не предоставят. Каковы же вообще шансы на жёсткую эскалацию и обострение в 2017 году, реально ли оно хотя бы в теории, или любые намёки на это — информационная война в чистом виде?

Итак, сухопутные войска РФ состоянием на лето 2017-го — ориентировочно до 80 подразделений бригадного и полкового уровня. 42 мсд формируется на основе трёх бригад из Чечни, 32, 33, 34, 28, 29 мсбр и 7 тбр также служат основой новых дивизий. 55 и 30 бригады продолжают формирование и мероприятия по сколачиванию, существуя частично только на бумаге.

В ВДВ ориентировочно девять десантных полков (четыре дивизии) и четыре отдельных десантных бригады. Идёт разворачивание дивизий из состава в два полка в трёхполковые, то есть значительное усиление штатов.

Три десятка отдельных бригад — одна бригада прикрытия, 18 мотострелковых, три арктических и лёгких, три танковых, плюс три «сборных», которые реально выставить с баз на Кавказе.

Также не забываем береговые войска ВМФ — пять бригад морской пехоты, одна береговой обороны, три мотострелковые части, хотя там штат далёк от идеального.

Ну и основное «мясо» — это девять дивизий, включая 201 базу, всего до 30 полков, из них 19 мотострелковых и 9 танковых.

С одной стороны — внушительная сила. С другой — судя по всему, комплектование частей сухопутных войск оставляет желать лучшего. Примерный комплект от нормы по штату военного времени на уровне 55-60%. Чтобы заполнить его полностью, нужно не менее 250 тысяч личного состава. Эти цифры достичь реально только к концу 2017-го — началу 2018 года. На сегодня во всех сухопутных восках РФ, включая тыловые подразделения, с трудом набирается такое количество людей. Также не следует забывать, что для действий в военное время необходимо увеличение численности не только общевойсковых соединений, но и баз хранения, подразделений связи, управления, ремонтных и понтонных частей. А если учесть, что 90, 144, 150, 3 и 42 дивизии ВС РФ находятся на разных стадиях формирования, обустройства в новых ППД, слаживания, то из примерно трёх десятков полков два десятка могут выполнять задачи в крайне ограниченном формате или выставить только БТгр, а многие просто не в состоянии пока ещё покинуть парк.

 

Выводы простые — по состоянию на начало лета 2017 года без полноценной мобилизации, призыва резервистов и массированного применения авиации классическая общевойсковая операция против Украины маловероятна. Просто потому, что только сухопутные войска ВСУ могут выставить до 40+ подразделений уровня полк-бригада. Три танковых, 11 механизированных, четыре моторизованных и три «горных» бригады. Также есть планы разворачивания 169 НВЦ, отдельных танковых батальонов или будущего Харьковского института танковых войск в формат полк-бригада. Высокомобильные войска — восемь бригад, включая чистую воздушно-десантную, способную к парашютному десантированию, и новые «штурмовые части» с танками и БРАГ. 36 бригада морской пехоты и четыре отдельных батальона, способных объединится в одну-две условные полковые группы. Силы вполне очевидно недостаточные, чтобы наступать, но при поддержке 20 тысяч пограничников на востоке, 3-й и 5-й бригад НГУ (минимум у пяти формирований в структуре есть танковые части), сводных огневых групп МВД или батальонов ТРО, комендатур, рот охраны способные остановить наступление противника, переведя очередную фазу вторжения обратно в позиционную возню. И никакие Росгвардии и спецназ ФСБ не помогут, потому что оборонять миллионный Харьков — это совсем не то, что со штатом в 60% и некомплектом тыловых частей пытаться штурмовать его.

К тому же, то, что может армия РФ в городских боях и в стычках в агломерациях, мы видели и в Чечне на примере 300-тысячного Грозного, и в 2014 году на Донбассе, когда противник продвигался по полтора километра в сутки и больше недели возился с потерявшими управление добровольческими частями в Иловайске. Даже если взять идеальные в вакууме вводные, если авиация ВСУ будет подавлена, РЛС ослеплены и выключены, а «Буки» и «С-300» работать только из засады (что нереально по многим причинам), никуда из уравнения не денутся под 80 «Тунгусок», до сотни «Стрел-10», более 60 «Ос», сотни ПЗРК — работая из застройки, они будут удерживать ВКС выше потолка в 4-5 тысяч метров. Наносить удары чугуном в количествах с таких высот — это плюс минус квартал, доказано сестрой Сирией. Вот эта вот невозможность сторон эффективно применять поддержку с воздуха и покончить с противником одним ударом, воюя в стиле Первой мировой в агломерациях с 2 млн населения вдоль ЛБС, и вызывает тот самый пресловутый пат и сотое заседание в Минске. Любой сценарий обострения на сегодня — продолжение позиционного конфликта, но уже с десятками тысяч гробов, причём в большинстве своём мирного населения, массовый призыв резервистов и разрушительное воздействие на экономику по обе стороны фронта (ну и, конечно, привет, очередной пакет санкций, полный запрет кредитования и нефть в обмен на сыр и гусей). Не считая того, что в Украине 200 тысяч людей с боевым опытом и какая-никакая, хоть и квелая, но восстанавливаемая система мобистики, а РФ не призывала больше 3-5 тысяч резервистов с момента распада СССР.

Но. Всегда есть проклятое «но». Тем не менее, определённые приготовления к возможному усилению давления со стороны России налицо, и глупо их отрицать — более двух десятков формирующихся новых подразделений, расходы на армию, достигшие исторического максимума, десятки самолётов, больше 150 танков и очередные два бригадных комплекта ОТРК «Искандер», переданные в войска, тематика учений по высадке морских и воздушных десантов. Приходят сообщения, что в ЧФ РФ и частях ВВС запрещены отпуска на период в августе с мотивацией, что личный состав должен принять участие в учениях «Запад», есть данные о пролётах БПЛА в районе границы близ Черниговской и Харьковской областей. РФ обладает значительным превосходством перед Украиной в плане СпН — минимум 8 бригад спецназа, 2 разведывательные бригады, батальоны вместо разведывательных рот, отдельный полк СпН, центр подготовки «подсолнухов», различные ведомственные группы.

Не в первый раз попадающие в плен и погибшие бойцы ГРУ или войсковой разведки намекают нам, что противник плотно работает по «украинскому вопросу» и с территории ЛДНР, и помня взрывы офицеров ГУР и СБУ — агентурными средствами изнутри. Вполне возможна эскалация именно в этом плане — удары подготовленных малых групп в зоне АТО с выносом нескольких ОП, с одновременными рейдовыми действиями через границу. Когда-то так воевал Китай и СССР — в районе острова Даманский и озера Жаланашколь. Переодетые в форму пограничников спецназовцы и десантники, засады, снайперские обстрелы, перемещение пограничных столбов, фугасы, мины, налёты миномётов, расстрелы нарядов. Поэтому как бы мы скептически ни относились к сотням пикапов, переданных ГПСУ, миномётным заставам комендатур быстрого реагирования и хлипкой «стене Яценюка» с её блиндажами, опорными пунктами и башнями наблюдения — задачи по инженерному обеспечению границы и усилению застав стоят достаточно остро.

Подводя итоги — общевойсковая операция РФ против Украины состоянием на сегодня маловероятна потому, что россияне находятся посередине долгого процесса оптимизации или усиления штатов, формирования новых частей, слаживания и сколачивания, создания ППД на западном направлении, а более половины их дивизий, бригад и полков — фактически ослабленного и сокращенного состава. Если учесть, что РФ ведёт войну в Сирии и должна обозначать свое присутствие в Закавказье, то без полноценной мобилизации сотен тысяч резервистов в Украине им ничего не светит. Но сохраняется и растёт угроза развития гибридных методов боевых действий вне зоны АТО и трансграничных ударов СпН, в случае успеха поддержанных общевойсковыми частями. Это читается насколько очевидно, что одними из вводных задач учений «Си Бриз-2017» ставят отбить захваченный НВФ порт и аэропорт в Болграде.

Учебники английского языка Oxford, Pearson, Pingu, Express, Cambridge etc

Комментировать

− 2 = 1