Военные роботы, гибридная война и террористы

0
103
БПЛА, беспилотник стреляет. Главные новости Украины сегодня без цензуры

Новости Украины и мира сегодня

Давайте представим, что вы руководите государством, которое борется с мировым терроризмом. Угроза террористов реальна, так как ваша страна пережила крупнейшую террористическую атаку в истории человечества. И вот вы знаете, что террористы, с которыми вы боретесь, расположились на территории страны, с которой вы дружите. Руководство этой страны не в силах самостоятельно уничтожить террористов, но и впускать ваших солдат на свою территорию не готово – избиратели не поймут. Что делать в таком случае? Оставить террористов в покое и ждать следующей атаки? Нарушить договоренности с партнерами и вторгнуться в еще одну мусульманскую страну?

А что если воевать, но без объявления войны. Убивать террористов, но не руками военных. Вторгаться в независимое государство, но не используя для этого солдат. Все это оказалось возможным с появлением боевых беспилотных летательных аппаратов. “Война роботов”, как успели окрестить подобное решение, спровоцировала бурную дискуссию, к которой подключились даже такие гуру новых технологий как Илон Маск и Марк Цукерберг. И сторонники, и противники приводят вполне резонные аргументы в защиту своей позиции.

Читайте также новости Украины с комментариями без цензуры и покупайте учебники английского языка Oxford.

История беспилотников

Удивительно, но первые примеры использования беспилотных летательных аппаратов в военных целях зафиксированы еще в середине 19-го века. В августе 1849 года австрийские военные запустили в небо 200 неуправляемых воздушных шаров, которые несли на себе бомбы с часовыми предохранителями. Целью первых беспилотников была атака восставшей против австрийской оккупации Венеции.

Аналогичные решения разрабатывали в Российской империи под общим названием “воздушное торпедо”. Однако революция, совершенная экспериментами братьев Райт и запуск первых самолетов на время оттеснили на второй план неуправляемые летательные аппараты. В межвоенный период попытки создания боевых беспилотников возобновились. Это и всем хорошо известное немецкое оружие возмездия “Vergeltungswaffe-1” или “ФАУ”, и менее известная британская “Королева пчел” или беспилотный радиоуправляемый биплан DH.82, использовавшийся в качестве мишени при подготовке зенитчиков.

Во время войны во Вьетнаме американцы активно использовали дроны (именно тогда впервые возникло это название, ранее обозначавшие рабочих пчел или муравьев) для ведения разведки и фотографирования территории Северного Вьетнама. В 50-х появились первые варианты беспилотников в СССР – ТУ-123 “Ястреб”, а позже и такие модели, как ТУ-141 “Стриж” и ТУ-143 “Рейс”. Но эти решения не получили массового распространения из-за своей дороговизны и сложности в производстве. С началом 90-х удачная комбинация нескольких решений позволила упростить и сделать доступной технологию беспилотных летательных аппаратов не только для военных. Использование длинных планерных крыльев, мощная фото- и видеоаппаратура, технология спутниковой передачи изображений в режиме реального времени, мощные батареи и установленные небольшие управляемые ракеты – все это вместе создало совершенно новый тип оружия.

В середине 1990-х в воздух поднялись первые американские RQ-1 Predator, созданные для ведения наблюдения и разведки, а позже оборудованные для нанесения ракетных ударов. В начале 2000-х были запущены первые ударные беспилотники MQ-9 Reaper типа “Hunter-Killer/охотник-убийца”, способные не только обнаружить, но и длительное время сопровождать и атаковать свою цель. Сегодня именно эти два типа беспилотных летательных аппаратов являются основными в ведении войны против терроризма. После атаки 11 сентября 2001 года руководство США мобилизовало все возможные ресурсы для как можно более эффективного ответа организаторам теракта. Уже через три дня после нападения Конгресс США дает президенту “authorization for use of military force” (разрешение на использование военной силы) против причастных к теракту. Джордж Буш-младший получает право применять все “необходимые и соответствующие” меры против террористов и их пособников. Беспилотники занимают одно из ключевых мест в этой войне. Уже в 2002 году в Йемене американский дрон наносит свой первый ракетный удар. Predator атаковал автомобиль в котором находился один из организаторов террористической атаки на военный корабль США в Аденском заливе в октябре 2000 года. Тогда в результате теракта погибли 17 американских моряков. В 2004 году в зону “охоты хищника” попадает территория Пакистана, дружественной США страны, на территории которой обосновались террористы.

Всего за период с 2004 года по сегодняшний день американские беспилотники нанесли 4737 ударов по своим целям в четырех странах: Йемен, Сомали, Афганистан и Пакистан. Жертвами “охоты”, по данным независимых исследователей, стали от 7 до 10 тыс человек, в том числе до 1,5 тыс гражданских, включая 242 – 335 детей.

Максимального размаха операции с применением беспилотников достигли во времена администрации Барака Обамы. Однако уже к 2014 году независимые исследователи стали заявлять о низкой эффективности использования дронов против террористов.

Сложность точного определения личности террориста при помощи фото и видеоинформации, предоставляемой дроном, влияние человеческого фактора на действия оператора дронов, особенности местности, в которой проводится операция (распространенность оружия среди местного населения, использование оружия при праздновании и так далее), недостатки разведки. Все это привело к тому, что около 90% всех погибших от ударов дронов за пять месяцев операции в Афганистане оказались “непреднамеренными целями”, то есть не теми, кого искали и на кого охотились. Огромный вклад в такие результаты использования дронов оказала введенная еще в 2008 году тактика “signature strikes”, когда удар наносится не по конкретному террористу, а по человеку, который имеет определенные характерные для террористов особенности (“подпись”) в поведении. Например, носит оружие, использует терминологию террористов в общении и так далее. Применение такой тактики упростило задачу военным, но существенно увеличило количество жертв ударов, в том числе и среди мирных граждан.

Критика

Учитывая такую эффективность, неудивительно, что в обществе началась острая дискуссия по поводу оправданности применения беспилотников в войне против терроризма. Хотя согласно данным опросов, более половины американцев поддерживает войну при помощи беспилотников, число противников возросло с 26% (2013) до 35% (2015). В качестве аргументов противники приводят следующее.

– Дроны убивают невинных, как например в Йемене, когда в 2013 году дрон атаковал свадебную процессию в Йемене, убив 12 и ранив еще 15 человек. Это в свою очередь способствует росту радикалов среди местного населения, как например в Пакистане, где в результате ударов дронов по Вазиристану, поддержка террористов только возрастает.

– От ударов беспилотников гибнут граждане США. С начала использования дронов погибло минимум шесть граждан США, обвиненных в связях с террористами. Однако их вина так и не была доказана в суде, а решение о внесудебном убийстве принималось преимущественно на основании перехваченных электронных писем и разговоров.

– Использование дронов нарушает суверенитет государств, которые не находятся официально в состоянии войны с США. Даже наоборот, как в случае с Пакистаном, дроны убивают граждан страны-союзника. Более того, программу по использованию дронов на территории Пакистана возглавляет не военный, а директор ЦРУ. Фактически решение о военном применении дронов принимает гражданский, а специфика роботы ЦРУ ограничивает возможность контроля за операцией со стороны общественности, сохраняя в тайне информацию об эффективности использования дронов.

Плюсы

Несмотря на критику, программа по использованию дронов продолжается. В первый год президентства Дональда Трампа количество ударов дронов выросло в три раза. Частота ударов по Йемену возросла в 100 раз, по Сомали – в 30. Продолжаются удары по Пакистану. Популярность дронов в борьбе против терроризма связана с несколькими факторами. Во-первых, дроны реально уничтожают террористов, причем часто это лидеры или ключевые фигуры. Ударом дрона был убит один из сыновей Усамы бен Ладена, Саад бен Ладен, занимавший ключевую позицию в руководстве аль-Каиды.

Байтулла Мехсуд, лидер пакистанских талибов и член аль-Каиды, Анвар аль-Авлаки, американский гражданин, радикальный проповедник и член аль-Каиды, Ахмед Абди Годанэ, лидер аш-Шаабаб, сомалийского отделения аль-Каиды, Абу Мухаммад аль-Аднани, спикер и один из лидеров террористов организации Исламское государство, Мухаммед Энвази “Джихадист Джон”, ключевой палач ИГ, Мулла Мохаммед Мансур, лидер афганского Талибана – все они и многие другие были ликвидированы в результате ударов дронов.

Успешные атаки дронов заставляют террористов менять свою стратегию. Они вынуждены прятаться в недоступных местах, ограничивать свою коммуникацию, которую может перехватить противник. Лидеры террористов для управления и координации деятельности организации обращаются к таким архаичным решениям, как посыльные, что ограничивает мобильность, скорость и эффективность коммуникации. Угроза дронов нарушает работу организации как целого. Террористы вынуждены избегать больших собраний и концентрации своих сил для совершения атак. Растет недоверие внутри организации из-за подозрений, которые порождает каждый новый успешный удар дрона.

Есть что ответить и на аргументы относительно нарушения суверенитета других стран. Дроны используются в случае, если власть государства, в котором нашли убежище террористы не может или не хочет бороться с ними. Пакистан, Сомали, Йемен, Афганистан, Ирак, Сирия можно рассматривать как “failed states” или “несостоявшиеся государства”, потерявшие суверенитет и утратившие монополию на применение силы на своей территории, неспособные выполнять свои функции по отношению к своим гражданам или действовать как полноценные члены международного сообщества. Иногда, как в случае с Пакистаном, официальное руководство страны само инициирует использование дронов для ликвидации внутренней угрозы в лице террористов или радикальной оппозиции.

Альтернативой дронам может быть классическая авиация или наземная операция. Но использование самолетов менее эффективно из-за больших габаритов, угрозы пилотам в случае атаки на самолет террористов. Мощность ракет, которые используют дроны на несколько порядков меньше, чем у авиационных или корабельных. А вводить войска и вылавливать в горах партизан дорого и малоэффективно, что продемонстрировали две войны в Афганистане.

По мнению сторонников войны дронов, это оружие, которое наносит наименьший “сollateral damage” или сопутствующий ущерб в виде непреднамеренного убийства и ранения нонкомбатантов или разрушения их собственности.

Дроны как оружие – это уже реальность, как и терроризм, для борьбы с которым они используются.

Военные роботы, гибридная война и террористы
4.6 (92%) 5

Полезное и интересное:
Учебники английского языка Oxford, Pearson, Pingu, Express и др.
Билеты в Европу на автобус, поезд, самолет
Новости Украины и мира вообще без цензуры
Дизайн (шаблоны, темы, скины) для сайтов
Подписывайтесь на нас в Facebook | Twitter | Google+ | YouTube
Главные новости Украины, Европы и мира без цензуры. HeadNews
Интересные мнения и статьи
Учебники английского языка Oxford, Pearson, Pingu, Express, Cambridge etc

Комментировать

12 − = 10